Preview

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ: экономика, право, политика

Расширенный поиск
№ 4 (2022)
Скачать выпуск PDF

ОТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 

ГЛАВНОЕ 

11-25 435
Аннотация

В статье рассматриваются особенности современной ситуации в мире и существующие угрозы России в ее противостоянии с коллективным Западом. Показано, что современный глобальный кризис обусловлен сменой исторических эпох и трансформацией мировой системы в качественно новое состояние. Старые закономерности перестают работать, наступает время проектирования будущего. В этих условиях у России возникает шанс предложить свой проект мироустройства и стать одним из лидеров в новой исторической реальности. Но для этого необходима целеустремленная и мудрая политика.

Цель. Целью данной статьи является анализ современной ситуации в мире и обоснование политики России в сложившихся условиях.

Задачи. В ходе исследований решались следующие задачи: моделирование и прогнозирование мировой динамики в XXI в., выявление глобальных тенденций, анализ особенностей современной кризисной ситуации; анализ современного противостояния коллективного Запада и России; анализ задач, которые стоят перед Россией в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периодах, и обоснование путей их решения.

Методология. Методология решения указанных задач базируется на выявлении закономерностей исторического развития с помощью современных методов моделирования и прогнозирования мировой динамики, развиваемых в МГУ им. М.В. Ломоносова под руководством академика В.А. Садовничего.

Результаты. Результаты математического моделирования показали, что человечество в настоящее время переходит на принципиально новую фазу исторического развития, когда старые экономические и социальные технологии (либеральный капитализм, классический социализм) уже не работают. Происходит переход человеческого общества в новое фазовое состояние, облик которого еще не определен. В этих условиях речь идет не о прогнозировании, а о проектировании будущего в новых исторических условиях. Начинается борьба мировых проектов. Стратегия России должна формироваться на основе понимания специфики современной ситуации.

Выводы. Современный мировой кризис порождает серьезные угрозы развитию России, обостряет давление на нее коллективного Запада. Однако одновременно перед Россией открываются новые возможности: она получает шанс предложить свой проект мироустройства и стать одним из лидеров в новой исторической реальности. Чтобы реализовать этот шанс, необходима целеустремленная и мудрая политика. В статье предложен ряд мер по реализации этой политики.

ЭКОНОМИКА 

26-42 356
Аннотация

В условиях нестабильности и неопределенности современной системы международных отношений актуализируется роль новых и неангажированных платформ взаимодействия и сотрудничества, одной из которых является ЕАЭС. Система партнерских связей и сотрудничества государств — участников ЕАЭС со странами второго — трансрегионального — контура интеграции определяется как составляющая потенциальной конфигурации системы международных отношений.

Цель. Оценить общие перспективы формирования зоны (кластера) в рамках трансрегиональной экспансии ЕАЭС на уровне второго контура — за пределами СНГ.

Задачи. Дать оценку динамике консолидированности существующих соглашений о свободной торговли ЕАЭС с Сербией, Ираном, Вьетнамом и Сингапуром, а также оценить консолидированность соглашений, которые должны быть заключены в соответствии со стратегическими направлениями евразийской интеграции, кроме того, заключения ЕАЭС соглашений о либерализации торговли с иными крупными развивающимися государствами.

Методология. Авторы используют в качестве метрики добавочную консолидированность, рассчитываемую как разницу между долей внутристрановой торговли в рамках сформированной или потенциальной зоны свободной торговли ЕАЭС и каждого государства-партнера и долей внутренней торговли самого интеграционного объединения.

Результаты. На основе оценки добавочной консолидированности установлено, что среди уже заключенных соглашений зоны свободной торговли ЕАЭС с Ираном и Вьетнамом являются результативными, а торговая интеграция с Сербией, Сингапуром и КНР — неэффективна. Выявлено наличие добавочной консолидированности при реализации соглашений о либерализации торговли с Турцией, Египтом, Бангладеш.

Выводы. Реализация второго контура интеграции является важным направлением развития интеграции Евразийского экономического союза. Однако торговые партнерства имеют разную торговую эффективность.

43-54 662
Аннотация

В современных условиях международная интеграция в фармацевтической отрасли становится необходимым условием развития индустрии. При этом совершенствование медицинской науки и техники определяется применением инновационных технологий, которые преобладают на рынке лекарственных средств. Все это определяет актуальность исследования. В последние годы фармацевтическая индустрия сталкивается с серьезными вызовами: сначала это была пандемия COVID-19, которая потребовала существенной мобилизации всех научных и производственных ресурсов, оперативной перестройки многих процессов, расширения инструментов взаимодействия и партнерства на всех уровнях, изменений в регуляторной среде, затем были приняты экономические ограничительные меры против России, которые хотя и не затронули лекарственное обеспечение, но создали немалые логистические трудности для производителей препаратов и породили определенные волнения среди потребителей лекарств.

Цель. Дать оценку фармацевтического рынка ЕАЭС, определить возникающие проблемы и наметить пути их решения.

Задачи. Рассмотреть емкость фармацевтического рынка ЕАЭС; определить проблемы, возникающие на рынке фармацевтической продукции ЕАЭС; определить перспективы развития фармацевтического рынка ЕАЭС.

Методология. Основана на статистическом анализе данных и обобщении полученных результатов для целей сравнения.

Результаты. Проведено исследование тенденций фармацевтического рынка, в результате чего сделаны обобщающие выводы; определены проблемы, с которыми сталкивается рынок под влиянием факторов неопределенности и риска; предприняты попытки определить перспективные направления для развития фармацевтического рынка ЕАЭС.

Выводы. Проведенное исследование позволяет определить проблемные вопросы в развитии фармацевтического рынка ЕАЭС и наметить пути их устранения.

55-67 347
Аннотация

Применение методов бережливого производства широко распространено в большинстве развитых стран мира. Данные методы имеют высокий потенциал применения как в развивающихся странах, так и в странах с переходной экономикой, в том числе в странах ЕАЭС. До сих пор проведено небольшое количество эмпирических работ, посвященных внедрению бережливого производства в России, и данная статья частично восполняет этот пробел.

Цель. Основная цель статьи — проанализировать распространение методов бережливого производства, определить наиболее часто используемые практики, выявить отраслевую принадлежность компаний и выявить проблемы и препятствия при внедрении методов бережливого производства.

Задачи. Для достижения цели было проведено описательное эмпирическое исследование, основанное на открытых вторичных источниках.

Методология. Были собраны данные о проектах внедрения методов бережливого производства в 201 компании, принадлежащих различных отраслям. Данные были обработаны, закодированы и проанализированы.

Результаты. Среди результатов исследования мы выявили, что 5S и VSM были наиболее внедряющими практиками, большинство компаний одновременно практиковали от трех до семи методов бережливого производства. Низкая вовлеченность персонала, неблагоприятная организационная культура и проблемы масштабирования пилотных проектов — наиболее частые проблемы при внедрении методов бережливого производства.

Выводы. Внедрение методов бережливого производства остается одним из основных направлений совершенствования производственных процессов и повышения производительности труда на российских предприятиях. Исследование имеет ограничения, характерные для работ, основанных на вторичных источниках.

ПРАВО 

68-81 275
Аннотация

Борьба с преступностью на море предполагает создание современной системы безопасности в морских портах, территориальном море и прилежащей зоне на всем протяжении транспортных коридоров в условиях интенсивного судоходства.

Цель. Оценка влияния цифровой трансформации на борьбу с преступностью на море.

Задачи. Во-первых, охарактеризовать воздействие цифровых технологий на характер пиратских нападений и других морских правонарушений, которые являются актуальными угрозами для морской инфраструктуры. Во-вторых, проанализировать влияние современных мер по борьбе с морской преступностью на экономику морских портов, судоходных компаний и других субъектов морского бизнеса. В-третьих, рассмотреть роль администрации морского порта и частных военных компаний в борьбе с правонарушениями на море.

Методология. Исследование проводится формально-правовой и сравнительно-правовой методикой с применением обзорно-аналитического подхода.

Результаты. Анализ данных показывает, что администрации морских портов заинтересованы в оптимизации затрат на безопасность за счет создания удобной цифровой системы управления приморской инфраструктурой. Системы безопасности и логистические решения зависят от эффективности цифровых технологий, внедряемых в интересах обеспечения безопасности мореплавания. Конвенция по охране человеческой жизни на море (СОЛАС-74/88), дополненная Международным кодексом безопасности судов и портовых средств (ISPS) в 2004 г., предусматривает универсальную систему морской безопасности, вместе с тем имплементации этих норм в ряде регионов Мирового океана недостаточно для нейтрализации приморских криминальных угроз.

Выводы. В условиях цифровизации меры по борьбе с преступностью на море приводят к значительным затратам, так как требуют сложной технологической инфраструктуры на судах и в портах. Нормы морского права, нацеленные на борьбу с пиратством и контрабандой, следует имплементировать на национальном уровне с учетом социально-экономических особенностей развития приморской инфраструктуры. Поскольку негативные экономические тренды влекут за собой рост криминальной активности, постольку в борьбе с пиратством и контрабандой не следует приносить в жертву экономические интересы субъектов торгового мореплавания.

82-88 331
Аннотация

Настоящее исследование направлено на изучение зарубежного и отечественного опыта в части процесса реформирования ООН, что позволяет подытожить соответствующий материал и достичь задач, определенных темой данной статьи. Основы современного кризиса ООН возникли с момента подписания устава организации, и связано это с тем, что длительный и дискуссионный процесс согласования основных положений этого документа состоялся благодаря уступкам и компромиссам участников организации, которые заложили возможность его дальнейшего просмотра.

Цель. Предложить рекомендации по возможным вариантам замены или реформирования ООН. Задачи. Рассмотреть модели преодоления противоречия между национальными и наднациональными интересами и противоречия между ведущими странами мира, развитыми странами севера и менее развитыми странами юга.

Методология. Для сопоставления интеграционных практик ЕС и АСЕАН используется метод сравнительного анализа, диалектический метод исследования, а также системный метод исследования. Также использованы методы анализа, синтеза, обобщения и аналогии.

Результаты. На основе изученного приводятся рекомендации по реформированию ООН. Так, следует обратить внимание на опыт предыдущих наднациональных организаций, а также на практику диалоговых механизмов между ведущими мировыми игроками. При этом следует пресекать чрезмерное давление на страны, вмешиваясь в их внутренние дела, нарушая их суверенитет.

Выводы. Противоречие между национальными и наднациональными интересами является наиболее глубокой проблемой в любом интеграционном объединении, в том числе в ООН. Однако не существует универсального метода разрешения данной проблемы, в том числе в условиях пока однополярного мира. ООН следует сочетать в своей практике опыт ЕС, АСЕАН, ШОС как жесткий и мягкий подход к балансированию национальных и наднациональных интересов.

89-97 608
Аннотация

В статье рассмотрены особенности правового регулирования социального обеспечения граждан, призванных в связи с объявлением частичной мобилизации, граждан, добровольно вступивших в ВС РФ, и членов их семей на региональном уровне.

Цель. Выявить эффективность новых подходов к установлению правового регулирования социального обеспечения военнослужащих в условиях частичной мобилизации.

Задачи. Рассмотреть  критерии региональных  законодателей  Российской  Федерации в установлении  права военнослужащих  на социальное  обеспечение,  предоставляемое в виде единовременных выплат. Для полноты исследования оценить уровень гарантированности социального обеспечения военнослужащих в РФ в сравнении с социальными гарантиями, предоставляемыми в странах, входящих в состав Евразийского экономического союза.

Методология. В ходе исследования поставленные задачи решались автором с использованием в работе общенаучных (сравнительный, формально-логический) и юридических (сравнительно-правовой, статистический) методов исследования.

Результаты. Проведена дифференциация правового регулирования социального обеспечения, предоставляемого в денежной форме, граждан, призванных в связи с объявлением частичной мобилизации, граждан, добровольно вступивших в ВС РФ, и членов их семей на региональном уровне. Ввиду равного социального риска представляется справедливым подход, при котором правом на получение единовременной выплаты обладают обе категории военнослужащих, без дополнительных оснований, учитываемых регионами.

Выводы. Реакция законодателя, последовавшая за объявлением частичной мобилизации, оказалась необходимой и своевременной, при этом оперативное реагирование на возникшие социальные риски должно быть продуманным, в том числе при выборе критериев, положенных в его основу. Ввиду выполнения новых для государства задач критерии, используемые  при установлении  правового  регулирования  социального  обеспечения в виде денежных выплат, должны быть напрямую связаны с вероятностью наступления социального риска как для граждан, призванных в связи с объявлением частичной мобилизации, так и для граждан, добровольно вступивших в ВС РФ, и членов их семей.

98-105 249
Аннотация

В настоящей статье проанализированы некоторые особенности вьетнамского законодательства, касающиеся заключения браков с участием иностранных граждан и вопросов гражданства. Также рассмотрена проблема принудительных и фиктивных браков.

Цель. Выявление особенностей законодательства Вьетнама о браке и семье и некоторых актуальных проблем в сфере смешанных браков.

Задачи. Анализ основных положений вьетнамского «Закона о браке и семье», роли международных договоров в данной сфере, сравнение ситуации с фиктивными браками во Вьетнаме и Российской Федерации.

Методология. Использованы общенаучные методы и метод сравнительного правоведения, в том числе сравнительно-правовой анализ норм международного частного права в области брачно-семейных отношений, анализ судебной практики применительно к фиктивным бракам граждан Социалистической Республики Вьетнам в Российской Федерации.

Результаты. Социалистическая Республика Вьетнам и Российская Федерация, представляя разные регионы мира и правовые системы, в сфере брачно-семейных отношений с иностранным элементом имеют сходные проблемы, которые во Вьетнаме усугубляются социальными проблемами и слабой защитой прав женщин и девочек.

Выводы. Пример Вьетнама показывает, что заключение двусторонних договоров и участие в международных конвенциях позволяют устранить проблему коллизии коллизий (хромающих браков), а участие в международных организациях может улучшить социально-экономическое положение населения и механизмы защиты прав человека в сфере брачно-семейных правоотношений.

ПОЛИТИКА 

106-120 582
Аннотация

В XXI в. политика мягкой силы доказала свою целесообразность и эффективность и стала одним из важнейших внешнеполитических инструментов как сильных, так и средних и малых держав. Подход, предложенный Джозефом Наем, принято считать классическим примером политики мягкой силы, а США — лидирующим государством в этой области. Однако на фоне усиления на планете процессов глокализации и нарастания антиглобальных и антиамериканских настроений эффективность применения США политики мягкой силы оказывается под вопросом. Напротив, популярность южнокорейской культуры в последние годы во всем мире постоянно растет, что доказывает возможность успешного применения политики мягкой силы незападным (азиатским) государством.

Цель. Цель данной работы провести сопоставление южнокорейского и американского подходов к реализации политики мягкой силы.

Задачи. Задачи включают изучение элементов моделей мягкой силы США и Республики Корея (культура и образ жизни, ценности и идеологи, принципы внешней и внутренней политики) и их сравнение между собой.

Методология. Использованы методы кросс-культурного анализа и вторичного анализа данных, в том числе официальных источников.

Результаты. При реализации политики мягкой силы оба государства используют одинаковые ресурсы (элементы), выделенные Джозефом Наем (культура и образ жизни, идеология и ценности, принципы ведения внутренней и внешней политики).

Выводы. Различие между национальными моделями политики мягкой силы состоит в содержательном наполнении этих элементов. США и Республика Корея транслируют разные ценности, а также по-разному расставляют приоритеты в использовании отдельных элементов. США, делая главный акцент на идеологии, продвигают демократические ценности, в то время как Республика Корея, опираясь на культуру в широком понимании слова, апеллирует к гуманистическим и конфуцианским ценностям (любовь к себе, забота о ближних, поиск гармонии, жизнерадостность). Направления дальнейших исследований связаны с анализом природы и перспектив такого явления международных отношений, как азиатские волны (японская, корейская, китайская и др.).

121-129 222
Аннотация

На полях «Большой игры» разворачивается очередная партия противостояния двух основных мировых цивилизаций — морской и континентальной, продолжатели дел и последователи англосаксов (США) против евразийской континентальной державы (России). Это не первая партия и, увы, не последняя. Противостояние берет начало с борьбы за контроль над акваторией Средиземного моря в далеком XVIII в. между Россией и Британской империей, которые и начали «Большую игру» с мальтийской партией в сентябре 1800 г. Великобритания — Британская империя — затем США против России — Российской империи — Советского Союза — Российской Федерации. Всего более 220 лет. Игра продолжается.

Цель. Целью исследования является решение научной проблемы определения национальных интересов России в современной версии «Большой игры».

Задачи. Для достижения цели исследования решаются следующие задачи: выявить геополитическую и геоэкономическую составляющие национальных интересов России в пределах регионального пространства современной версии противостояния и определить возможности реализации этих интересов.

Методология. В настоящей работе применяется методологический инструментарий пространственной экономики и теории новой экономической географии, позволяющий совместить на локализованном пространстве геополитические и экономические (геоэкономические) императивы при согласовании совместной деятельности.

Действие разворачивается в юго-западном приграничье России и охватывает акватории и земли Азовского бассейна и Северного Причерноморья, как «предполья» для обеспечения морского выхода России на мировые рынки южным маршрутом.

Выводы. Выводы исследования состоят в том, что в этом регионе решаются по существу две стратегические задачи — установление контроля над коммуникациями и энергетическими ресурсами на основе согласования военной и экономической деятельности России в акватории и на побережье Азовского и Черного морей в целях обеспечения «связанности» территории страны с юго-запада.

Изначально в основе конфликта лежит борьба за контроль над энергетическими ресурсами, и в первую очередь природным газом и коммуникациями доставки последнего на Запад, что представляется в современных условиях весьма проблематичным. Однако это является поводом для продолжения «Большой игры».

130-138 977
Аннотация

В статье  рассматривается  современная  политика  Турции на Южном  Кавказе  —  в Закавказье. Подвергаются разбору двусторонние отношения между Турцией, с одной стороны, и государствами региона Южного Кавказа — с другой. Рассматриваются основные направления политики Турции в регионе. Дан обзор турецко-азербайджанских, турецко-армянских и турецко-грузинских отношений. Война в Нагорном Карабахе в 2020 г. показала потенциальную конфликтность региона и угрозы безопасности России. Сейчас в регионе протекают уже другие процессы. Усилилась роль Турции, регион имеет конфликтные территории, среди которых особо выделяются Нагорно-Карабахская Республика, Республика Абхазия и Республика Южная Осетия.

Цель. Проанализировать современную ситуацию в регионе Южного Кавказа с точки зрения региональной безопасности. Проанализировать и описать роль и политику Турции в вопросах безопасности на Южном Кавказе.

Задачи.  Выявление новой роли Турции в регионе Южного Кавказа и анализ сложившейся обстановки в регионе.

Методы.  При написании работы использовался аналитический и описательный методы. Также применялись методы сравнительного анализа и анализа текстов.

Результаты. На современном этапе в регионе Южного Кавказа Турция играет ключевую роль в вопросах региональной безопасности наряду с Россией.

Выводы.  Усиление роли Турции в регионе Южного Кавказа привело к снижению роли России и Ирана. Однако сложившаяся ситуация пока неустойчива и сохраняется высокая вероятность новых столкновений интересов внешних акторов в регионе Южного Кавказа.

139-148 880
Аннотация

Настоящее исследование посвящено сравнительному анализу предметных полей основных современных концепций информационно-психологического противоборства.

Цель. Выявить особенности предметных полей основных современных концепций информационно-психологического противоборства.

Задачи. Проанализировать основные современные концепции информационно-психологического противоборства: информационная война, сетевая война, сетецентрическая война, ментальная война; определить их сущностные характеристики и выявить особенности предметных полей.

Методология. При проведении исследования для решения научных задач авторы использовали как общенаучные (анализ, синтез, аналогия), так и специальные методы: контент-анализ, сравнительный анализ, критический дискурс-анализ.

Результаты. Исследование показало, что термин «информационная война» появился в отчете, подготовленном по заказу Министерства обороны США. В дальнейшем этим понятием активно оперировали американские военные эксперты, занимавшиеся разработкой и планированием различного рода военных операций. Отношение к данному термину в научных кругах неоднозначное. В научной литературе можно встретить большое количество определений, объясняющих данный феномен, что свидетельствует о непрекращающихся дискуссиях в научном мире относительно того смысла, которое следует вкладывать в понятие «информационная война». Нередко этот термин заменяют термином «информационное противоборство». Информационное противоборство — это взаимоотношение между государствами, в рамках которых одно из них преследует цель расширения зоны своего влияния и воздействует на информационную сферу другого государства, реализуя выгодные для себя решения в военной, политической, экономической и иных областях.

Выводы.  На основе  предложенного  анализа  существующих  в научном  дискурсе  концепций информационного противоборства авторы приходят к выводу, что теорию информационного противоборства следует рассматривать как область научных исследований, направленных на осмысление использования современных технологий в межгосударственном противоборстве, обуславливающих коренные изменения в формах, принципах и средствах конфликтов в информационную эпоху. В настоящее время теория информационного противоборства дифференцировалась и получила развитие в ряде оригинальных концепций, акцентирующих свое внимание на различных аспектах противостояния в информационной среде и использовании ИКТ в военном противостоянии.

149-156 277
Аннотация

Настоящее исследование направлено на изучение ключевой проблемы региональной безопасности — кризисного реагирования в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Цель. Показать, что, несмотря на развитие механизма кризисного реагирования, современное его состояние не удовлетворяет государства-члены, что сказывается на общей безопасности евразийского пространства.

Задачи. Рассмотреть этапы развития кризисного реагирования через призму развития формирования ОДКБ как организации, призванной обеспечивать безопасность в двух направлениях: военной безопасности и противодействия «новым вызовам».

Методология. Для сопоставления механизмов противодействия кризисам используется метод сравнительного анализа, в том числе положений международных договоров, а также успешных и неуспешных практик в СНГ и ОДКБ.

Результаты. На основе конкретных примеров деятельности и изучения принятых решений руководящими органами ОДКБ показано, что совершенствование направления кризисного регулирования станет основным в развитии организации.

ЕВРАЗИЙСКАЯ ХРОНИКА 

РЕЦЕНЗИИ 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2073-2929 (Print)